November 19th, 2019

Реакция историков на "дело доцента Соколова"



Со стороны некоторых читателей возникает вопрос, почему нет реакции со стороны исторического сообщества? Очень просто... Шок. Да и необходимость понять, что происходит. Сейчас, когда картина произошедшего более-менее понятна, появляются официальные заявления от историков, непосредственно сотрудничавших с доцентом Соколовым. Первым,еще 12 ноября, на страничке общества "ВКонтакте", выразил свою позицию руководитель редакции "Цифровой истории" историк Егор Яковлев:

Официальный комментарий Егора Яковлева и редакции "ЦИ" по делу Соколова

Наша команда в течение года работала с Олегом Соколовым. Он был докладчиком на нескольких наших фестивалях и собирался выступить на ближайшем 1 декабря в Москве. Это налагает на "Цифровую историю" обязанность чётко высказаться относительно трагедии, развернувшейся в последние дни.

Видимо, я оказался одним из последних людей, которые разговаривали с Олегом Соколовым вечером 8 ноября: на следующее утро его обнаружили плавающим в Мойке с рюкзаком, в котором оказались отпиленные женские руки. Так вот накануне в 18.37 я позвонил ему, чтобы договориться о записи анонса его фестивальной лекции. На вопрос, сможет ли он уделить нам время, Олег Валерьевич категорически ответил, что он не хотел бы визита оператора в его квартиру: якобы его недавно ограбили и он боится посторонних. Это меня слегка удивило, так как я и не собирался посылать оператора к нему домой: короткий комментарий гораздо удобнее отснять в университете в перерыве между лекциями. Услышав, что съемку можно провести в любом удобном месте, Соколов любезно предложил приехать к нему в Институт истории в среду, между часом и тремя, когда у него большой перерыв. При воспоминании об этом разговоре меня слегка потряхивает. Я стараюсь не думать, что происходило перед, во время или вскоре после нашего диалога.

Потряхивает еще и потому, что в отличие от большинства зрителей "Цифровой истории", которые знают только О.В. Соколова, я и мои товарищи знали также и Анастасию Ещенко. В медийном шуме, окружающем произошедшее, ее личности практически не уделяют внимания. Я не видел ни одного ее некролога. Знаете, это чудовищно несправедливо. Настя была очень скромной, воспитанной и деликатной девушкой. Она сопровождала Олега Соколова на всех наших фестивалях, помогая ему готовить презентации и демонстрировать их на большом экране. Но гораздо важнее, что она вовсе не являлась безликой ассистенткой мэтра: в ней жил увлеченный самобытный исследователь. Помню, как интересно рассказывала она про действия российской дипломатии в Испании в период между Тильзитским миром и началом войны 1812 года. В ее лице профессиональная корпорация потеряла очень талантливого и подающего большие надежды представителя. А мир - просто хорошего человека. Любые попытки переложить ответственность за трагедию на нее мерзки и отвратительны.

Невозможно согласиться и с теми, кто пытается представить соучастниками преступления каких-то третьих лиц. У некоторых, очевидно, возникает соблазн оправдать или хотя бы объяснить преступление травлей, развязанной против историка Евгением Понасенковым. Принять эту позицию, каким бы вероломным интриганом не был Понасенков, невозможно. Травля была, но ведь была и мощнейшая моральная поддержка Соколова со стороны многочисленных зрителей Дмитрия Пучкова, а также Клима Жукова и "Цифровой истории". Напомню, что именно зрители оплатили услуги адвоката Соколова во время тяжбы с пресловутым автором "Первой научной истории войны 1812 года". Многие историки (да и не только историки), попав в тяжелую жизненную ситуацию, не могут даже мечтать о такой массовой поддержке. И тем не менее не совершают столь чудовищных поступков.

Это, однако, не значит, что мы как-то предвосхищаем решение суда. Мы просто надеемся, что суд окажется справедливым, и наказание будет вынесено согласно закону, который един для всех вне зависимости от регалий и авторитетов.

P.S. Данный текст был написан Егором Яковлевым, но согласован всеми членами редакции, которые присоединяются к его смыслу и содержанию (Федор Данилов, Алиса Мазурик, Анастасия Махина, Марина Сафронова). Редакция ЦИ категорически против попыток использовать преступление конкретного человека для демонизации исторического просвещения или исторической реконструкции.

Взято отсюда https://vk.com/id80025141?w=wall-144904445_190485

А вот официальная реакция известного военного историка и реконструктора Клима Жукова
Касательно ситуации с О.В. Соколовым.

1.Убийство - второе по тяжести преступление. Никаких оправданий у него не бывает.
Лишение жизни может быть совершено в ходе самообороны и\или защиты сограждан, в ходе справедливой войны по обороне родных рубежей, в ходе осуществления высшей меры социальной защиты специально уполномоченными специалистами. Во всех прочих случаях - убийство есть тягчайшее преступление, требующее наказания, после твёрдого установления вины судом.
О.В. Сколов - совершеннолетний гражданин, никаких исключений здесь быть не может (и не будет).

2.Слова здесь бесполезны, но родным и А. Ещенко - глубочайшие соболезнования. Утраты это не вернёт, но ничего другого я сказать не могу, да и сделать теперь уже ничего нельзя.

3.Детали преступления (любые, включая событийный и психологический контекст) уточняют и устанавливают специально обученные граждане. Я не Следственный комитет, не прокуратура, не эксперт-криминалист, работающий по делу, и не суд - никаких комментариев дать не могу, ибо все они - не более чем мои домыслы, а значит, бесполезны.

4.Тот факт, что многие десятки людей, включая меня, много лет общались и сотрудничали с О.В. Соколовым, не говорит ровно ни о чём. К сожалению, на лбу у человека не написано, что через десять лет, год, месяц он совершит преступление.
Если человек не рецидивист, "работающий" в компании подельников, любая попытка обобщить его деяние по признаку личного знакомства, профессионального сотрудничества, схожих хобби - это логический и юридический нонсенс.
Более того, попытка приплести окружающих к преступлению может быть квалифицирована как клевета, что в свою очередь является наказуемым проступком.
О.В. Соколов был виднейшим реконструктором в мире. Однако большинство из десятков тысяч реконструкторов в движении, история которого насчитывает более 30 лет, лично не знали О.В. Соколова и не имеют к нему ни малейшего касательства.
Измазать грязью уважаемое и общественно полезное историческое движение на основании проступка одного его представителя не получится. Это не более чем попытка выдать частное за общее - прямое нарушение логики.
В таком случае, надо бы кидаться грязью заодно в исполнительный комитет Ордена Почётного Легиона и правительство Франции - ведь это они наградили будущего убийцу, а никак не реконструкторы. Не кажется ли вам, дорогие метатели нечистот, что ваше поведение отдаёт болезненным бредом?

5.Может ли преступление О.В. Соколова отменить его научные достижения?
Нет, не может. Исходя из базового логического принципа причинности, ничто последующее не в состоянии повлиять на предыдущее. Следовательно, книги, статьи, публичные выступления О.В. Соколова останутся общественно значимым достоянием.

6.Повышенное внимание СМИ и падкой до сенсаций публики к данному преступлению объясняется не фактом и характером преступления, а известностью персоны преступника.
В РФ за прошлый год совершено около 10 000 убийств, в том числе и чудовищно жестоких. Это 27 убийств в сутки. Если вам, слезливые господа, в самом деле так дорога человеческая жизнь, извольте ломать руки публично над каждым человеком, убитым в нашей стране.
Если вы этого не делаете, сосредоточившись на громком характере конкретного злодеяния - не каждый день, доцент университета, кавалер Ордена Почётного Легиона, убивает гражданскую жену - вы не более чем современный аналог толпы в Колизее. Вам плевать на оборвавшуюся жизнь несчастной девочки и горе её родных. Те, кто на этом зарабатывают, ловят хайп и рейтинги; все прочие - удовлетворяют свои наклонности в относительном комфорте личных "трибун".
Нет?
Смотрите выше - большинство происходящих убийств вашего внимания, оказывается, не заслуживают. Резонанс не тот. Картинка не удачная. Персоналии не такие яркие.

7.Это моя официальная позиция и никакой другой не будет, по крайней мере, до тех пор, пока следствие и суд не установят всех деталей преступления.
Высказываюсь я только здесь и один раз. Я уже отверг приглашения от 1 канала, России 1, России 24, "Московского комсомольца" и других СМИ, ибо не считаю правильной саморекламу на подобном происшествии.
Попытки выдрать из контекста мои слова я буду расценивать, как клевету и потуги опорочить моё имя и репутацию и буду преследовать по закону.

Всегда ваш, Жуков.

Взято отсюда https://vk.com/uzhukoffa?w=wall-157335818_343155

Не знаю, как вы, а я считаю эти заявления в высшей степени достойными и взвешенными. В любом случае, более достойными, чем действия Российского военно-исторического общества, которое, после случившейся трагедии, заявило о том, что доцент Соколов никогда не был членом общества (хотя он был таки членом РВИО) и трусливо удалило имя доцента с официального сайта!

А теперь почему я все это написал. А потому я написал, что мне надоели те потоки дерьма, которые набрасываются на вентилятор и летят в адрес науки истории и историков, к корпорации которых я имею честь принадлежать! Кстати, если бы убил и расчленил сантехник, волны "праведного" гнева также обрушились бы на наше несчастное жилищно-коммунальное хозяйство и на его работников? Вряд ли! Тогда за что так на историков набрасываться? Стыдно это и подло!


На заглавной фотографии - Клим Жуков (слева) и Егор Яковлев


promo nickol1975 february 24, 2013 20:11 12
Buy for 20 tokens
Портрет Павлика Морозова, созданный на основе единственной дошедшей до нас фотографии. nbsp;С началом т. н."Перестройки плавно переходящей в перестрелку" "демократы" и "либералы" всех мастей уничтожали всякую память о Советском Союзе, о его героях. Тогда все…

Мода тяжелых времен: советская мода после Великой Отечественной войны\Мэган Виртанен



Продолжаю вкладывать ролики с 5 фестиваля "Цифровой истории". Сегодня к вашему вниманию представлено интереснейшее выступление историка моды Мэган Виртанен, посвященное советской моде после Великой Отечественной войне. Эта лекция еще раз показывает величие нашего народа, ибо только великий народ пережив такую страшную войну, в то время, когда пол страны лежало в развалинах, может заботиться о том, как модно одеться!

Кстати, еще при Сталине у нас выходили цветные (повторяю, цветные) журналы мод, а Дома моды в Москве и Ленинграде открылись еще во время войны.