?

Log in

No account? Create an account

nickol1975

Пепел СССР стучит в моё сердце

Previous Entry Share Next Entry
Об одной из выложенных книг
nickol1975
Оригинал взят у kommari в об одной из выложенных книг
Оригинал взят у voencomuezd в Спор о мальтузианской ловушке и причины русской революции


По поводу книги: http://kommari.livejournal.com/3032210.html

Я ее прочитал - или, точнее, пролистал, пропуская статьи Миронова-Давыдова (там, в общем, ничего нового) и благодаря этому вник в 3/4 материала, чего оказалось достаточно - и хочу сделать краткое резюме, чтобы вдохновить на прочтение других.
Книга посвящена долгой дискуссии Б.Н. Миронова и С.А. Нефедова о том, каково было реальное благосостояние русского народа к началу ХХ века и вырвался ли народ из "мальтузианской ловушки" - решения проблемы перенаселения и истощения в связи с этим ресурсов. Пожалуй, это наиболее серьезная дискуссия о дореволюционном периоде России за последние лет 25.

Точка зрения Миронова давно известна: на протяжении нескольких веков Россия характеризовалась достаточно стабильным и поступательным уровнем развития, что привело к повышения благосостояния уровня населения. Тезис о мальтузианском истощении не находит подтверждения.

Точка зрения его оппонента, Нефедова такова:
- На протяжении 19-20 вв. Россия все больше страдала от перенаселения центра и оскуднения земель;
- уровень благосостояния основной массы крестьян Центральной России можно охарактеризовать как достаточно низкий, основном балансирующий на грани голода и недоедания;
- проблема была в низкой хлебной производительности, при которой потребление почти составляло объемы производства. Ситуация обострялась экспортом хлеба, при ликвидации которого были бы покрыты внутренние потребности были бы покрыты;
- увеличение населения страны не привело к заметному росту благосостояния, а было, скорее всего, результатом снижения смертности из-за широкого внедрения мыла и карболки. Нефедов признает, что данный тезис сложно доказать, но отмечает, что смертность падала с запада на восток, так что вряд ли можно говорить о том, что причиной этого было повышение уровня благосостояния.
- революционные события были следствием низкого уровня жизни значительной доли населения.

Весьма показательный момент - несколько раз, осознав, что у нет аргументов, Миронов называет Нефедова "марксистом". Нефедов в ответ защищается ссылками на свидетельства дореволюционных политиков и управленцев о нищете крестьян (это не сложно, они массовы). Но марксистом себя не называет, хотя, как по мне, ничего принципиально противоречащего марксизму, у него нет. Поздравляю, в наше время назвать себя марксистом даже в шутку уже никто не хочет.

Так как большинство других участников предпочитало говорить о причинах революции и шире макроисторическом подходе, Нефедов предпочитал в ответах акцентировать внимание на первоначальной теме и под конец включил бота и стал пересказывать вновь и вновь то, что он уже сказал, чтобы добиться ответа Миронова на то, что его позиция просто не подтверждена фактами.

Весьма любопытно, что уменьшение смертности в результате развития санитарной помощи (и именно карболки) подтверждается местными исследования земской истории на материалах Воронежской губернии (ссылок давать не буду, но информация есть). Думаю, это вполне подтверждает гипотезу Нефедова - и изучение санитарной работы земства хотя бы частично могут решить вопрос о статистике применения населением санитарных средств.

Большая часть материалов сборника - это статьи (одновременно - полемика) двух сторон, с введением-послесловием и выражением мнения их коллег. Мнения при этом касаются даже не столько заявленной строго экономической темы, сколько шире - вопросов о причинах революции, во всяком случае о последнем историки говорят гораздо больше. С радостью можно ответить высокий уровень знаний всех участников и их хорошее знание темы.

В конечном итоге - Миронов, как и раньше, схвачен на ошибках, маловразумительной методике, а иногда подтасовках и игнорировании аргументов оппонента. Другие участники сказали много полезного, но в основном с замечаниями обеим сторонам. И это во многом справедливо, ибо Нефедов, увы, сосредоточился на одной теме, в то время как тезис о связи постоянного социального напряжения из-за недоедания и нищеты гораздо сложнее. Именно об этом и говорили другие историки. Было высказано немало важных идей и замечаний, основными из которых я бы назвал следующие:

- совершенно верно отмечено, что из низкого сохранения благосостояния и голодовок революция напрямую не следует. Тому сопутствует целый ряд причин, ряд из которых был назван в ходе дискуссии - вырождение управляющей элиты и появление "контрэлиты" из числа неустроенной за отсутствием каналов социальной мобильности интеллигенции (на этом месте мне сразу вспомнились рассуждения А.Тарасова о разности интеллигенции и интеллектуалов и мировом феномене первой, что он проводил сто лет назад); лишение легитимности самодержавия в глазах широких масс в результате постепенной вестернизации (в самом деле, если проблемы были всегда одни и те же, почему революция произошла в 1917, а не 1861 г.?), общая неадекватность самодержавной элиты. Были, впрочем, и глупые замечания, на которых не буду останавливаться.

- справедливое замечание, что начало ХХ века характеризовалось определенным уровнем повышения благосостояния населения. Однако это не значит, что повышение было всеобщим. Было правильно замечено, что повышение скорее делило общество на две очень неравные группы обеспеченных и недоедающих, даже по чисто продовольственному признаку, причем первые фактически ели за счет вторых. Это было характерно даже для деревни, где население все сильнее делилось на значительный слов "кулаков" и очень большой - бедняков (до трети крестьянства). Это означает, что в крестьянстве распространение получили недоступные до этого удобства и предметы материального потребления: например, пиджаки, кожаная обувь вместо лаптей, металлические крыши вместо деревянных, трубы вместо черного отверстия, более дорогая еда и т.д. При этом не отменяет того, что огромная доля деревни жила на уровне благосостояния времен войны с Наполеоном. Это позволяет легко объяснить, почему в 1916 г. во время сбора продразверстки крестьяне говорили о недостатке хлеба, хотя массовые свидетельства говорят о сохранении в деревне хлебных запасов прошлых годов и вообще об общем повышении уровня жизни деревни, которые со стороны трактуются даже как расточительство: потребление шоколада, индюшатины и т.д. К сожалению, материалов о конкретной дифференциации крестьянства в ходе дискуссии не представлено. Тем не менее, было высказана интересная мысль о т.н. "мальтузианско-марксовой" ловушке: ловушке разъединения социальной группы на две кардинально различных по степени обеспеченности группы с увеличивающимся неравенством, при которой мультузианская проблема является важной, но второстепенной, лишь усиливающей первую. Также был правильно поставлен вопрос о справедливости знаменитого утверждения Девиса, что революции наступают не столько из-за нищеты, сколько из-за регресса после постоянного роста. Как мы видим, о росте в отношении России тут говорить можно условно: рост был далеко не последовательный, не такой уж и быстрый, как и считают, и привел к улучшению жизни далеко не всех, а главное - упирался в совершенно очевидные препятствия.

- правильно, на мой взгляд, было замечено, что вопрос о побеге из мальтузианской ловушке можно было решить лишь перестройкой всей социально-политической системы страны. Перенаселение центра России было невозможно лишить переселением крестьян на свободные земли - а также ликвидацией помещичьего землевладения (об этом в дискуссии не говорилось, но хорошо известно, что в 1920-е доходность крестьян принципиально не изменилась, а прирезка за счет помещиков была относительно невысока). Надо было вводить развитую агрокультуру. В стране с феодальными пережитками это невозможно - для этого нужно менять всю внутреннюю политику государства, давать крестьянам знания, инвентарь, экономическую свободу, сознательно ликвидировать помещиков, перестроить систему управления на принципах меритократии, что автоматически подразумевает равенство перед судом и выборность органов власти. Как ни крути, Россия для успешного развития должна была стать хотя бы конституционной монархией, чего во многом и добивалась революция - однако упорное сопротивление элит не дало это сделать. Между тем, очень большой вопрос, насколько в принципе это было неизбежно - ибо результаты кардинального и активного влияния политической надстройки на экономический базис хорошо известны, например, сталинская "революция сверху". Не выяснено, всегда ли последнее - лишь следствие базисных факторов, как традиционно принято считать в марксизме.

- некоторые участники дискуссии считали, что вопрос о голоде в принципе не стоит ставить серьезно, поскольку, при всей остроте этой проблемы, даже в 1916 г. перебои с хлебом были чисто технические и никто от голода не умирал. Однако это спор о терминах. Да, за весь 19-н. 20 вв. в России трудно найти эпизоды голодной смерти: даже знаменитый голод 1891-1892 гг. привел к жертвам 0,5-1,2 чел. не результате голодных смертей, а в результате массовой сверхсмертности, ставшей следстием истощения, ослабления организма и подверженности им эпидемии холеры, снижения рождаемости. Однако то же самое можно сказать и о "голоде" революционных годов - в источниках за 1918-1920 гг. вы, при всех жалобах на жестокий дефицит продовольствия, вряд ли найдете примеры голодных смертей, в деревнях, во всяком случае. И только в 1921-22 гг. грянул массовый голод, причем в регионах, подвергшихся засухе - что, на мой взгляд, автоматически закрывает тему обвинения большевиков в том, что голод был вызван исключительно продразверсткой. Однако это не значит, что голода до этого не было. Если заменить голод корректным словом "недоедание" - это не отменит того, что в России до 1917 г. массово потреблялся хлеб с сеном и корой, лебеда, был жесточайший дефицит в деревне мяса и молока, а любой недород автоматически приводил к массовому истощению. По самым скромным данным, от регулярного, полувекового недорода каждые 5-9 лет недоедало до 30 млн человек. Это массовое голодание целых поколений. Проблема голода в течение Первой мировой тоже была совершенно реальной, что доказано хотя бы статьей Кирьянова, и наиболее обострилась прямо перед Февралем, так что иронизировать по поводу "технического" сбоя продснабжения, который не вытерпели массы, просто некрасиво.

- очень много рассуждения о причинах революции "снизу" и почти ничего "сверху". А между тем, революцию вызвала сама власть. В самом деле, революцию можно было успешно предотвратить, если заранее ввести внутреннюю политику модернизации и ликвидации самодержавия. Но самодержавная элита не только это не сделала, но и деградировала даже больше, до степени полного постепенного паралича. Почему же элита оказалась неспособна модернизироваться и почему на это оказалась способна именно русская элита? На мой взгляд, ответ очевиден, но его никто не назвал - элита в принципе не могла модернизироваться ввиду феодального характера. Другие страны справились с проблемами потому, что революции в них произошли задолго до этого (во Франции, кстати, они привели к тому, что рост населения в течение 100 лет с 1800 г. был лишь полуторным, и активный рост начался только после ВМВ). Там же, где их не было - они быстро последовали уже после России: Германия, Австро-Венгрия, Испания, Балканы - все эти государства сбрасывали остатки феодализма отнюдь не эволюционными формами! Другое дело, что в них революция принимала либо буржуазные, либо национально-модернизационные (это особенно характерно для окраин типа Турции, Мексики, Ирана), а иногда - фашистские формы (в интербеллуме - практически вся Восточная Европа, где фашизм существенно ограничил традиционные элиты для решения новых вопросов). Вопрос, почему с социализмом повезло именно России, никто в дискуссии не поставил.

- почти ничего не сказали о положении рабочего класса. А между тем случайно ли, что именно он был авангардом революции и наиболее непримиримым к самодержавию классом? Похоже, что в этом замалчивание проявилось обычное незнание по данному непопулярному вопросу, хотя отдельные попытки участники делали.

- многие довольно справедливо отметили, что процессы в России нельзя рассматривать как уникальные, многолетний выход из мальтузианской ловушки с низким ростом благосостояния населения и массовой социально-полиической перестройкой был характерен для многих стран. Однако серьезного анализа процессов других государств для решения вопросов о том, почему в России случилось то, что не случилось в других странах, проведено не было. Хотя на мой взгляд, очевидно, что тут в помощь нам теория модернизации, мир-системный анализ и теория полупериферийного капитализма - то, о чем писали очень давно, и что недавно продвигает Тарасов и Скепсис. Вопрос в другом, почему в разных странах полупериферии события развивались по-разному. Или даже точнее - почему русская буржуазия оказалась гораздо слабее, чем буржуазия других стран? Это результат субъективных или же совершенно объективных обстоятельств?

И в заключение интересная цитата из Нефедова:

На связь экспорта с помещичьим землевладением указывали ранее многие авторы (см., например: Кауфман 1918: 51). При 712 млн пудов среднего ежегодного вывоза в 1909-1913 гг. помещики непосредственно поставляли на рынок 275 млн пудов (Ковальченко 1971: 190). Эта, казалось бы, небольшая цифра объясняется тем, что крупные землевладельцы вели собственное хозяйство лишь на меньшей части своих земель; другую часть они сдавали в аренду, получая за это около 340 млн руб. арендной платы (Анфимов 1962: 502). Чтобы оплатить аренду, арендаторы должны были продать (если использовать среднюю экспортную цену) не менее 360 млн пудов хлеба. В целом с помещичьей земли на рынок поступало примерно 635 млн пудов - эта цифра вполне сопоставима с размерами вывоза.

Конечно, часть поступавшего на рынок зерна поступала с крестьянских земель, крестьяне были вынуждены продавать некоторое количество зерна, чтобы оплатить налоги и купить необходимые промтовары; но это количество (около 700 млн пудов) примерно соответствовало потреблению городского населения. Можно условно представить, что зерно с помещичьих полей шло на экспорт, а зерно с крестьянских - на внутренний рынок, и тогда получится, что основная часть помещичьих земель как бы и не принадлежала России, население страны не получало продовольствия от этих земель, они не входили в состав экологической ниши русского этноса.

Но, может быть, Россия получала от хлебного экспорта какие-то другие преимущества?

Возьмем для примера данные за 1907 г. В этом году было вывезено хлеба на 431 млн руб.; взамен были ввезены высококачественные потребительские товары для высших классов (в основном для тех же помещиков) на 180 млн руб., и примерно 140 млн руб. составили расходы русских за границей - дело в том, что часть русской аристократии практически постоянно жила за границей. Для сравнения, в том же году было ввезено машин и промышленного оборудования на 40 млн руб., сельскохозяйственной техники - на 18 млн руб. (Ежегодник России... 1910: 191-193;Покровский 1947: 383). Таким образом, помещики продавали свой хлеб за границу, покупали на эти деньги заграничные потребительские товары и даже жили частью за границей. На нужды индустриализации шла лишь очень небольшая часть доходов, полученных от хлебного экспорта.


После этого всерьез говорить о том, что помещичье землевладение не было препятствием для развития России или о том, что была возможна его капитализация - это даже как-то неудобно.

В конечном итоге - положения Нефедова, несмотряна то, что можно обсуждать конечные подсчеты, полностью, на мой взгляд, подтверждены и подтверждаются день ото дня отечественной наукой (см. краткое изложение одной из подобных работ) и сейчас спорить с этим бесполезно. Рост благосостояния был, но был медленный и непоследовательный (на протяжении нескольких поколений не достигнуты существенные результаты - каково!), развитие, при всех высоких темпах, улучшало лишь жизнь лишь части населения и оставляло на грани нищеты другую - не только крестьяне, но и рабочие крайне медленно улучшали свое общее положение; русские крестьяне, по крайней мере, Центра, страдали от оскуднения земель, питались часто скудно и балансировали на грани голода; к моменту русской революции общество, при всех традиционных пережитках, достаточно вестернизировалось и модернизировалось, чтобы ликвидировать окончательно прогнившую власть.

Пора переходить ко второму этапу - вскрытию взаимовлияния экономических и социальных факторов на революционный процесс и сравнение макросистемного положения России в с другими странами для понимания общемировых законов исторического развития. Как всегда, диалектика одерживает убедительную победу над неопозитивизмом и узкоспециализированной клиометрикой.

Просил бы коммари это попиарить, у него аудитория больше, а люди должны просвещаться.

promo nickol1975 february 24, 2013 20:11 12
Buy for 20 tokens
Портрет Павлика Морозова, созданный на основе единственной дошедшей до нас фотографии. nbsp;С началом т. н."Перестройки плавно переходящей в перестрелку" "демократы" и "либералы" всех мастей уничтожали всякую память о Советском Союзе, о его героях. Тогда все…