?

Log in

No account? Create an account

nickol1975

Пепел СССР стучит в моё сердце

Previous Entry Share Next Entry
О бойкоте Швейцарии
nickol1975
Оригинал взят у matveychev_oleg в О бойкоте Швейцарии
0

Чем отвечали на убийство посла.

В первые послереволюционные годы на советских представителей в иностранных государствах не раз совершались нападения. В 1922 году фашисты избили сотрудников советской миссии в Италии. Но ее глава Вацлав Воровский сделал все, чтобы урегулировать конфликт. Однако убийство самого Воровского в Лозанне в 1923 году привело к одному из самых затяжных дипломатических конфликтов в советской истории.

"Сославшись на избиение сотрудников"
Неприятности с советскими дипломатами случались часто и практически повсеместно. У принимающей стороны всегда находился какой-нибудь благовидный предлог для задержания сотрудника торгпредства или полпредства РСФСР или налета на советское консульство. В ноябре 1918 года, например, советская миссия была выслана из Швейцарии в полном составе, поскольку власти решили, что представители красной России занимаются в нейтральной стране главным образом коммунистической пропагандой.

В некоторых случаях советских дипломатов обвиняли в шпионаже. А осенью 1922 года в Италии фашисты напали на советских дипломатов по совершенно другой причине. Правительство страны, остро нуждавшейся в топливе и других ресурсах, хотело обменять официальное признание советской России на максимально выгодный для себя торговый договор. Однако 8 июня 1922 года Совнарком РСФСР отказался от ратификации подписанного и уже ратифицированного итальянским парламентом соглашения. А все дальнейшие переговоры шли крайне медленно и далеко не так, как хотелось. И потому ставший в конце октября 1922 года министром иностранных дел и премьер-министром Италии Б. Муссолини, возможно, таким нетривиальным способом решил выразить свое недовольство.

Уехать демонстративно со всем посольством впредь до урегулирования вопроса

10 ноября 1922 года Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение "Об избиении фашистами наших сотрудников представительства в Италии", которое предписывало полпреду В. В. Воровскому:

"Поручить т. Воровскому, сославшись на избиение сотрудников нашего представительства или аналогичные тому действия вроде стрельбы и угроз и тому подобное, уехать демонстративно со всем посольством впредь до урегулирования вопроса, не разрывая, однако, отношений".

Правда, Воровский считал, что это демонстрация не поможет достижению договоренностей по главным вопросам, и, быстро урегулировав конфликт с итальянской стороной, убедил членов Политбюро отменить решение о выезде полпредства.

Но тот же метод мягкого убеждения не принес никаких результатов в Швейцарии, куда Воровский прибыл в 1923 году в качестве главы советской делегации на конференцию по Черноморским проливам. 5 мая 1923 года секретариат Лозаннской конференции официально заявил, что не рассматривает Воровского в качестве ее участника. А соответственно, не имеет и дипломатического статуса. Но это было последней каплей. Еще раньше дипкурьерам, направлявшимся к Воровскому в Лозанну, отказали в швейцарской визе.

За два дня до объявления секретариата конференции, 3 мая 1923 года, в Москве приняли решение об отзыве Воровского:

"Признать дальнейшее пребывание т. Воровского в Лозанне нецелесообразным. Отъезд обставить так, чтобы он был связан не только с вопросом о дипкурьерах, а носил политический характер, связав его с общим направлением работы конференции".

9 мая 1923 года Воровский написал наркому иностранных дел Г. В. Чичерину о том, что его маленькая делегация постоянно подвергается нападкам хулиганствующих молодчиков. Но еще до получения этого письма Политбюро 10 мая 1923 года решило отозвать Воровского, не обставляя никак отъезд: "немедля выехать в Италию". Но было слишком поздно — в тот же вечер Воровского убили.

"Явное попустительство"
Исполнитель убийства и его организатор были арестованы, и советская сторона ждала извинений или хотя бы выражения сожалений от швейцарского правительства. Но так их и не получила. Так что конфликт начал нарастать и шириться. 16 мая 1923 года прошли похороны Воровского на Красной площади, в которых участвовало несколько десятков тысяч людей. Потом в Москве прошла не менее массовая демонстрация с требованиями наказать убийц полпреда.

19 мая 1923 года Швейцария заявила, что не несет никакой ответственности за убийство и извиняться не собирается. В ответ нарком Чичерин объявил, что не признавшая свою вину Швейцария становится для РСФСР лишь темным пятном на карте и дорого заплатит за покровительство убийцам. Уже 14 июня 1923 года Политбюро поддержало предложения НКИДа о бойкоте Швейцарии, и вскоре это решение было конкретизировано в декрете ВЦИКа и Совнаркома РСФСР от 20 июня 1923 года "О бойкоте Швейцарии":

Швейцарское Правительство показало явное желание смягчить ответственность убийц

"Принимая во внимание крайнюю враждебную позицию, занятую Швейцарским Правительством по отношению к Союзным Правительствам России, Украины и Грузии, выразившуюся: во-первых, в непринятии должных мер охраны жизни и безопасности полномочного делегата России, Украины и Грузии на 2-й сессии Лозаннской Конференции, что имело последствием убийство т. Воровского и ранение двух его сотрудников; во-вторых, в том, что III-й Швейцарский Федеральный Совет не дал Советскому Правительству удовлетворения, которое последнее требовало в связи с убийством т. Воровского, а на последнее представление Советского Правительства вовсе не ответило; в-третьих, в том, что Швейцарское Правительство проявляет явное попустительство по отношению к убийцам т. Воровского и к соучастникам убийства, не принимая против этих лиц тех мер пресечения, которые обычно принимаются против важных государственных преступников; в-четвертых, в том, что Швейцарское Федеральное Правительство не передало этого дела на расследование суда, рассматривающего тягчайшие государственные преступления, каковым является убийство полномочного делегата на Международной Конференции, и, полагая, что всеми вышеизложенными действиями Швейцарское Правительство показало явное желание смягчить ответственность убийц и даже оправдать неслыханное преступление, Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров постановляют:

1. Поручить Народному Комиссариату по Иностранным Делам предложить полномочным представителям и консулам Р.С.Ф.С.Р. не давать визы на въезд в пределы Советской Федерации швейцарским гражданам, кроме трудящихся, кои не несут ответственности за неслыханные действия Швейцарского Правительства.

2. Поручить Народному Комиссариату Внешней Торговли и его органам в Р.С.Ф.С.Р. и за границей не вступать ни в какие торговые или иные коммерческие сношения с швейцарскими гражданами или представителями швейцарских фирм, а также не утверждать никаких сделок с указанными гражданами и фирмами.

3. Предложить всем государственным хозяйственным органам Р.С.Ф.С.Р., имеющим в Швейцарии каких бы то ни было представителей, агентов и т. п., немедленно таковых отозвать.

4. Обязать государственные хозяйственные органы Р.С.Ф.С.Р., в случае ведения ими в настоящее время с швейцарскими гражданами или с представителями швейцарских фирм каких-либо коммерческих переговоров, означенные переговоры прервать.

5. Поручить Главному Концессионному Комитету предложить своим органам за границей не вступать ни в какие переговоры по концессионным вопросам с указанными в п. 2 лицами и фирмами, а в случае поступления к ним подобных предложений, таковые без рассмотрения отклонять".

"Не переставало осуждать"

1
Фото: РГАКФД/Росинформ

Советское руководство в первое время строго придерживалось принятого решения, отказывая в выезде в Швейцарию даже по приглашениям пролетарских и профсоюзных делегаций. В особенности после того, как в ноябре 1923 года суд присяжных оправдал убийц Воровского.

Причем каждый раз, когда какая-либо международная конференция должна была проходить в Швейцарии и участие СССР было в ней крайне полезным, советские представители требовали переноса конференции в другую страну. И неважно, было ли это совещание морских экспертов или всеармянский конгресс.

Но введенные ограничения били и по интересам СССР. Так, невозможно было назначить советского наблюдателя в работавшую в Швейцарии Лигу наций. А потому 11 сентября 1924 года Политбюро разрешило НКИДу свести к минимуму требования к Швейцарии в связи с убийством Воровского. Но швейцарцы на уступки не пошли.

Однако с началом подготовки конференции по разоружению в Швейцарии, успех которой без участия СССР был невозможен, Германия и Франция предложили себя в качестве посредников для урегулирования конфликта. С начала 1926 года шли споры о формулировках. К примеру, "швейцарское правительство не переставало осуждать убийство Воровского" или "швейцарское правительство официально осуждает убийство Воровского и выражает сожаление".

Не менее долго обсуждался вопрос и о компенсации дочери Воровского, Нине, за потерю отца. Французское правительство предложило, чтобы в итоговом документе говорилось, что швейцарское правительство "готово в духе примирения предоставить дочери Воровского материальную помощь, которая сможет быть уточнена, когда начнутся прямые переговоры между правительствами СССР и Швейцарской конфедерации о совокупности вопросов, остающихся неурегулированными между обеими странами". Но швейцарцы, верные своему принципу не платить ни за что, за что можно не платить, отказывались от такой формулы, ссылаясь на то, что дочь Воровского вышла замуж и теперь не может считаться сиротой и претендовать на компенсацию.

В конце концов текст декларации удалось согласовать. Надо полагать, не в последнюю очередь потому, что возник крупный финансовый проект с участием швейцарских банков. 14 апреля 1927 года в Берлине был подписан протокол о ликвидации конфликта в связи с убийством Воровского, а 4 мая СССР прекратил экономический бойкот Швейцарии.

Для осуществления крупного проекта — получения Советским Союзом большого кредита в размере $40-50 млн на пять лет под залог ценностей из Алмазного фонда, казалось бы, больше не осталось никаких преград. Швейцарцы, надо полагать, рассчитывали, что советская сторона не сможет вовремя расплатиться с долгом. Но уже 15 сентября 1927 года Политбюро, ранее разрешившее торгпреду СССР во Франции Г. Л. Пятакову вести переговоры исключительно от своего имени, решило повременить и еще раз оценить сокровища Алмазного фонда. А 22 сентября 1927 года вопрос о кредите в Швейцарии был просто снят с рассмотрения. После этого полномасштабного восстановления отношений страны ждали почти 20 лет, до 1946 года. Ъ





promo nickol1975 february 24, 2013 20:11 12
Buy for 20 tokens
Портрет Павлика Морозова, созданный на основе единственной дошедшей до нас фотографии. nbsp;С началом т. н."Перестройки плавно переходящей в перестрелку" "демократы" и "либералы" всех мастей уничтожали всякую память о Советском Союзе, о его героях. Тогда все…