?

Log in

No account? Create an account

nickol1975

Пепел СССР стучит в моё сердце

Previous Entry Share Next Entry
Проект Февральской революции. 2
nickol1975
Оригинал взят у sg_karamurza в Проект Февральской революции. 2
… главное, надо прежде всего разобрать основание договоренности между правыми силами, либералами и социалистами (даже радикальными), свергнуть сообща монархию и учредить в России либерально-буржуазную государственную систему по западным образцам.
Эту договоренность трудно объяснить потому, что волнения крестьян с 1902 г. и затем революция 1905-1907 гг. наглядно показали, что это лишь предварительный взрыв возмущения огромных масс – как говорили, тогда возникло «межклассовое единство низов».
В то время действовал Всероссийский Крестьянского Союза, в организации активно участвовали эсеры, на них надеялись. Туда стекались наказы и приговоры крестьян.
Т. Шанин делает обзор выступлений делегатов двух съездов 1905 г., на которых было достигнуто общее согласие относительно идеального будущего. Он пишет: «Крестьянские делегаты продемонстрировали высокую степень ясности своих целей. Идеальная Россия их выбора была страной, в которой вся земля принадлежала крестьянам, была разделена между ними и обрабатывалась членами их семей без использования наемной рабочей силы. Все земли России, пригодные для сельскохозяйственного использования, должны были быть переданы крестьянским общинам, которые установили бы уравнительное землепользование в соответствии с размером семьи или “трудовой нормой”, т.е. числом работников в каждой семье. Продажу земли следовало запретить, а частную собственность на землю — отменить» [Шанин Т. Революция как момент истины. М.: Весь мир, 1997.
Эти наказы публиковались в газетах, о них знали и эсеры, и меньшевики, и кадеты. Их содержание внятно и осознанно отвергало либерально-буржуазную государственность и соответствующее либерально-буржуазной модели жизнеустройство для крестьянства. К работе первой Госдумы крестьяне проявляли большой интерес. Шанин пишет: «Англо-саксонский парламент, в котором его члены, однажды избранные, вольны действовать, как они считают нужным, поразил бы российских крестьян как явно несуразный. Опыт общинного самоуправления учил их иному. Депутату ясно говорилось, что он должен передать на словах… Власти и особенно Дума должны были быть поставлены в известность о крестьянских трудностях и нуждах — отсюда приговоры и петиции».
После спада революционной волны, во время реформы Столыпина, тоже не было признаков сдвига крестьянства к либерально-буржуазному строю. Наоборот, за годы I Мировой войны и крестьяне, и рабочие изменились качественно – они пополнились поколением уже организованной, грамотной и вооруженной молодежи. Как могли в этих условиях кадеты и социалисты предлагать этой огромной и радикальной массе «раскрестьянивание» по-английски? Молодым промышленникам и предпринимателям простительно – еще А. Смит предупреждал, что эгоизм homo economicus часто толкает его к иррациональным решениям, а от маститых опытных марксистов это было трудно ожидать.
Историк Ф.А. Гайда объясняет это так: «Либералы были уверены в своем приходе к власти в будущем (об этом свидетельствовал европейский опыт); вера в историческую закономерность ослепляла, мешала учитывать реальные обстоятельства, во многом снимала вопрос личной ответственности» [Гайда Ф.А. Либеральная оппозиция на путях к власти, (1914 — весна 1917 г.). М.: РОССПЭН, 2003].
Этот мотив в какой-то мере присутствовал, это видно по откровениям авторитетных кадетов (см. «Вехи» и «Из глубины»). Но из множества воздействий на решение кадетов и социалистов в смуте конца 1916 г., на мой взгляд, главным была иррациональная вера в пророчество Маркса, облаченное в форму теории. В то время методологию науки не преподавали, и гуманитарии верили теориям, как Откровению, хотя многие ученые предупреждали, что теория – всего лишь инструмент, который может помочь изучить какой-то конкретный предмет, но вовсе не все.
Сам же Маркс определенно предупредил: «Теория осуществляется в каждом народе всегда лишь постольку, поскольку она является осуществлением его потребностей» [Маркс К. К критике гегелевской философии права. Введение. // Соч., Т. 1, с. 423-424].
На это не обратили внимания. Это тем более странно, что кадеты и меньшевики штудировали доступный в России «Капитал», где Маркс указал, почти грубо: «В том строе общества, который мы сейчас изучаем, отношения людей в общественном процессе производства чисто атомистические». То есть, его теория прилагаема только обществу индивидов, уже проваренных в котле капитализма.
В главе 1 были приведены некоторые постулаты из учения Маркса, а здесь уточним главный их смысл, на который опирался проект Февральской революции.
Уже в «Коммунистическом Манифесте» Маркс и Энгельс так определили состояние Западной Европы: «Производительные силы, находящиеся в его [общества] распоряжении, не служат более развитию буржуазных отношений собственности; напротив, они стали непомерно велики для этих отношений, буржуазные отношения задерживают их развитие; и когда производительные силы начинают преодолевать эти преграды, они приводят в расстройство все буржуазное общество, ставят под угрозу существование буржуазной собственности» [Маркс К., Ф. Энгельс. Манифест Коммунистической партии. Соч., т. 4, с. 430].
Позже, в «Капитале», Маркс пишет: «Монополия капитала становится оковами того способа производства, который вырос при ней и под ней… Она взрывается... Капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отрицание. Это — отрицание отрицания... Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют» [Маркс К. Капитал. Соч., т. 23, с. 772-773].
Сказано вполне ясно: капитализм в Западной Европы дошел до критической точки и задерживает развитие производительных сил. Вот-вот должна быть пролетарская революция. Но есть задержка: в своем предисловии 1893 г. к «Манифесту» Энгельс пишет, что «духовное развитие массы французских рабочих не достигло еще того уровня», при котором могла произойти социальная революция. Не достигло еще. Значит, России, отставшей от Франции, как раз дается время пройти через горнило капитализма. Большая удача! Февральская революция позволит России успеть на поезд.
Энгельс всем рекомендовал повременить с социальной революцией. В 1890 г. он советовал всемерно способствовать развитию капитализма: «В настоящее время капитал и наемный труд неразрывно связаны друг с другом. Чем сильнее капитал, тем сильнее класс наемных рабочих, тем ближе, следовательно, конец господства капиталистов. Нашим немцам, а к ним я причисляю и венцев, я желаю поэтому поистине бурного развития капиталистического хозяйства и вовсе не желаю, чтобы оно коснело в состоянии застоя» [Энгельс Ф. Соч., т. 39].
Вот пример диалектической логики: «Чем сильнее капитал, тем сильнее класс наемных рабочих, тем ближе, следовательно, конец господства капиталистов»! Для кадетов убедительно, а крестьяне и рабочие решили подождать только до октября.

promo nickol1975 february 24, 2013 20:11 12
Buy for 20 tokens
Портрет Павлика Морозова, созданный на основе единственной дошедшей до нас фотографии. nbsp;С началом т. н."Перестройки плавно переходящей в перестрелку" "демократы" и "либералы" всех мастей уничтожали всякую память о Советском Союзе, о его героях. Тогда все…