?

Log in

No account? Create an account

nickol1975

Пепел СССР стучит в моё сердце

Previous Entry Share Next Entry
Проект Октябрьской революции. 8-2а (добавка)
nickol1975
Оригинал взят у sg_karamurza в Проект Октябрьской революции. 8-2а (добавка)
Необходимое отступление.
Завершение деятельности Красной гвардии и преобразование ее личный состав и оружие в часть государственной структуры – операция сложная и фундаментальная во многих отношениях. Государство – институт, который должен добиться абсолютной монополии на применение легитимного насилия. Вооруженные группы, которые действуют исходя из собственных политических, классовых, религиозных, экономических и др. целей, государство должно устранить.
Отряды Красной гвардии были вооруженными силами политических партий (большевиков, эсеров, меньшевиков и анархистов), они боролись с государством в революции. Революционеры, пришедшие к власти, должны их разоружить. Кроме этих отрядов было много других вооруженных неформальных групп разного размера, названий и направлений.
Из истории, от древности, известно, что автономные (иррегулярные) вооруженные группы часто сдвигаются к нигилизму – отрицанию норм и запретов. Одни мотивированы мессианскими идеями, другие уничтожают еретиков или аморальных растлителей (о бандитах не говорим). В условиях смуты собирается много таких отрядов, и некоторые из них становятся общностями изуверов. Это – одна из главных проблем для государства, общества и, в наше время, для науки и культуры.
Общественные кризисы со сдвигами в системе ценностей происходят в результате сильной культурной травмы. Такая травма дестабилизирует рациональное сознание, и вся духовная сфера переходит в состояние неустойчивого равновесия, возникает «подвижность отношений и правил». Катастрофическое изменение системы порождает такие необычные выбросы энергии, которых никто и не мог вообразить. В состоянии неустойчивого равновесия «все старое начинает раскачиваться, а все новое, еще неопределенное, заявляет о себе и становится возможным».
Описать человеческие общности только посредством социальными признаками нельзя – социальное и психическое неразрывно связаны. В стабильные периоды они мирно сосуществуют, но социальные бедствия и катастрофы потрясают мышление, и возникают большие общности с «измененным сознанием». Картина мира этих людей сдвигается к иррациональному, поведение становится неопределенным или непредсказуемым.
Видный российский психиатр Ю.А. Александровский пишет о социальных потрясениях: «Немецкий психиатр и философ Карл Ясперс проанализировал изменения психического состояния населения Германии после её поражения в I Мировой войне. Он сопоставил их с психическими явлениями в неспокойные времена среди населения других стран – после эпидемии чумы в XIV веке в Европе, во время Великой французской революции, а также после революции 1917 года в России. Ясперс пришёл к заключению, что наблюдаемые в такие периоды глубокие эмоциональные потрясения касаются всех. Они “воздействуют на людей совершенно иначе, чем потрясения сугубо личного свойства”. В первую очередь происходит “девальвация ценности человеческой жизни. Это выражается в равнодушии к смерти, снижении чувства опасности в угрожающих ситуациях, готовности жертвовать жизнью без всяких идеалов”» [Александровский Ю.А. Социальные катаклизмы и психическое здоровье // СОЦИС. 2010. № 4].
Явления этого типа различаются масштабом и оттенками в разных культурах, но ядро их структуры в главном одно и то же. Люди, пережившие катастрофу и получившие сильную культурную травму. Многие люди, выброшенные из общества и привычного образа жизни, опускаются в болезни и угасание. Это – проблема социальной психологии.
Ю.А. Александровский так классифицирует травмы на примере 1990-х годов: «Наступил экономический и политический хаос, породивший безработицу, миллионы беженцев, значительное расслоение по уровню материальной обеспеченности… Отсюда – тревожная напряжённость и развитие “кризиса идентичности личности”… Выделяют три варианта расстройств. Первый выражается в апатии, отчуждённости, чрезмерной тревожности или депрессии. Второй вариант – разрушительная, направленная вовне агрессия. Третий вариант – развитие магического мышления со сверхценными (бредоподобными) идеями мистического, иррационального содержания».
Для общества особо опасные второй и третий вариант сдвига в результате культурной травмы. Украина, Сирия и все нынешние кризисные общества «генерируют» таких людей. Старшее поколение было свидетелем тяжелого потрясения перестройки: вдруг быстрый рост преступного насилия, часто бессмысленного. А дальше: сжигание живыми турок-месхетинцев в Ферганской долине, погромы в Сумгаите и война в Нагорном Карабахе с массовым убийством беженцев, обстрел Бендер из системы «Град», гражданская война в Таджикистане, война в Чечне и разгром Верховного Совета РФ в октябре 1993 года. И теперь – волна насилия на Украине.
Обществоведение эти явления обходят. Они интерпретируются через социальные и политические интересы. Иные ищут причин в культуре или менталитете, как будто у этих людей разрушительные желания уже имелись в виде личинок, и их только надо было «разбудить». Это очень распространенное представление глубоко ошибочно.
Э. Фромм так объясняет культурную катастрофу Реформации: «Человек, освободившийся от пут средневековой общин¬ной жизни, страшился новой свободы, превратившей его в изолированный атом. Он нашел прибежище в новом идолопоклонстве крови и почве, к самым очевидным формам которого относятся национализм и расизм» [Фромм Э. Пути из больного общества // Проблема человека в западной философии. М.: Прогресс. 1988].
Катастрофическое изменение системы — это взрыв, который «выбрасывает» необычных людей с измененным сознанием, и они объединяются в сообщество нового типа. Они необычны, поражают жестокостью, разрушают порядок и часто гибнут. Такие общности изучали историки, а после I Мировой войны социологи и психологии, особенно в Германии.
Надо вспомнить, что и в нашей революции возникли общности такого типа. Вот пример, который изучают с 1920 г. по сегодня – самое мощное рабочее восстание за всю советскую историю против большевиков. Историки с трудом удерживаются в нормах беспристрастности – одни представляют героизм повстанцев, другие Красную армию. Начатая Гражданская война достаточно дает образов героизма и горя с обеих сторон. Для нас здесь нужно взглянуть на страшную картину «разрушительной агрессии и сдвига мышления к иррациональным импульсам». Речь идет об эффекте культурной травмы, – результата революции – в момент, когда ни в обществе, ни в государстве не было средств, чтобы ее смягчить и остановить цепной процесс распада идентичности личности.
Драма произошла летом 1918 г. в Ижевске под руководством эсеров и меньшевиков. Целью программы эсеров и меньшевиков были «образцовый рабочий социализм» и «образцовая демократическая республика». В мае 1918 г. на Ижевском и Воткинском оружейных заводах было занято соответственно 26,7 и 6,3 тыс. рабочих.
Эти рабочие казенных заводов были благополучным традиционным обществом. В массе своей кадровые рабочие Ижевского завода имели высокую квалификацию, были религиозны и законопослушны. По достижении 56 лет рабочий получал пожизненную государственную пенсию. Был развито социальное страхование, рабочие получали больничные выплаты до половины оклада. На заводе была бесплатная медицинская помощь, как для самих рабочих, так и для их семей. Февральская революция сломала уклад жизни.
В Ижевск была передислоцирована часть с фронта под руководством эсерами. На совместном заседании меньшевики и правые эсеры 6 мая 1917 г. постановили Красную гвардию на Ижевском заводе не создавать, а вместо нее – милицию. Однако большевики и осенью собрали один из наиболее мощных и боевых отрядов Красной гвардии на Урале. Она устанавливала власть Советов в Ижевске и в других заводских поселках Прикамья. Весной—летом 1918 г. сложились два политических блока: меньшевики и эсеры праве, большевики и эсеры-максималисты левые. Престиж большевиков упал из-за безработицы, послевоенной разрухи, дороговизны и начавшейся гражданской войны. С максималистами произошло столкновение, и число большевиков сократилось с 1700 до 250.
Начался чехословацкий мятеж, ижевских коммунистов, максималистов и гарнизон Красной армии отправили на фронт. В городе оставалось лишь несколько десятков красноармейцев и милиционеров. Сразу, 7 августа, началось подготовленное эсерами восстание под лозунгом «Власть Советам без большевиков!» Ударной силой был Союз фронтовиков, их было 4 тыс. имелась боевая дружина и оружие. Повстанцы обладали значительным численным превосходством: 300 офицеров, 3000 фронтовиков и 3000 рабочих. 8 августа 1918 г. власть в городе перешла повстанцам. 17 августа, ижевцы заняли Воткинск, где их тоже поддержали местные рабочие.
Сразу началась кровавая расправа со сторонниками советской власти, а потом бессмысленные массовые убийства. По свидетельству военного лидера повстанцев, среди которых было немало рабочих, в течение 12 часов ловили и расстреливали большевиков. Обыски и убийства проводились на улицах, в советских учреждениях, в больницах, в домах рабочих. Издевательствам подвергались не только жертвы, но и тела убитых… Арестам подвергались не только деятели большевистского режима, но и члены их семей… Был расстрелян проявлявший сочувствие к большевикам священник Дронин, многие другие. Руководители советских структур были не расстреляны, а переколоты штыками.
Вот описание из множества эпизодов: «Среди полениц дров выкапывали глубокие ямы. Через каждую яму перекидывали доску. На доску вставал узник, а по краям ямы стояли палачи и кололи штыками свою жертву до тех пор, пока он замертво не сваливался в яму на трупы заколотых раньше его. За убитым на доску становился следующий» [Чураков Д.О. «Третья сила» у власти: Ижевск, 1918 год // Вопросы истории. 2003. № 5].
Наверное, еще в 1916 г. никто бы не мог представить себе такой фанатизм. Репрессивные меры распространились на все более широкие слои населения Ижевска, всего Прикамья. Даже сами повстанческие авторы признают колоссальный размах осуществляемых ими репрессий… Около 3 тыс. человек содержалось на баржах, приспособленных под временные тюрьмы. Примерно такое же количество арестованных находилось в Воткинске, не менее тысячи их было в Сарапуле.
Уступая рабочим, новые власти сохранили ставки оплаты труда, существовавшие при большевиках. Не были тронуты и декреты Советской власти, касавшиеся условий работы, решения рабочего вопроса и социальных гарантий. Повстанческое руководство следовало уравнительных тенденций, характерных для всей русской революции 1917 года. Так, командные чины, солдаты и рабочие получали равное денежное довольствие.
Решающее сражение с Красной армией произошло 7 ноября. Именно в этом бою впервые большевикам пришлось столкнуться с применением психической атаки, так красочно показанной в кинофильме «Чапаев». После разгрома восстания ижевские и воткинские части (около 25 тыс.) вошли в состав армии Колчака и принимали участие в боевых действиях вплоть до 1922 года.
Повстанцы ижевских заводов были самыми отважными отрядами Колчака. Военный министр Колчака А.П. Будберг писал: «Приехавшие из отрядов дегенераты похваляются, что во время карательных экспедиций они отдавали большевиков на расправу китайцам, предварительно перерезав пленным сухожилия под коленями (“чтобы не убежали”); хвастаются также, что закапывали большевиков живыми, с устилом дна ямы внутренностями, выпущенными из закапываемых (“чтобы мягче было лежать”)» .
Это надо учесть, представляя себе революцию.
Историческая актуальная задача — найти методы ввести энергию братоубийства в рациональные рамки, если не в рамки созидания, то хотя бы приемлемой борьбы, а не изуверства и убийств. Об этой фазе как раз много рассуждал Вебер и, кстати, огромный опыт «обуздания взрыва» был накоплен в русской революции 1917 года.

promo nickol1975 february 24, 2013 20:11 12
Buy for 20 tokens
Портрет Павлика Морозова, созданный на основе единственной дошедшей до нас фотографии. nbsp;С началом т. н."Перестройки плавно переходящей в перестрелку" "демократы" и "либералы" всех мастей уничтожали всякую память о Советском Союзе, о его героях. Тогда все…